Статьи Семья и ребенок
16:46, 24 июня 2021
361
0

Самостоятельный ребенок: как научить его принимать решения?

Родительская опека часто мешает ребенку не только понять себя и проявить талант, но и элементарно раскрыть свой потенциал в учебе, спорте и повседневных делах. Один из самых эффективных способов поддержать детей в стремлении стать счастливыми и успешными людьми – научить их принимать решения, а затем позволить действовать самостоятельно. Как это сделать? Как дать ребенку шанс стать самостоятельным? Об этом рассказывается в книге Уильяма Стиксруда и Нэда Джонсона «Самостоятельные дети» от издательства «МИФ». Предлагаем вам познакомиться с отрывком из нее.

 

«Решать тебе»

Как ребенок принимает решения

"Когда Мэтт учился в старших классах, у него была острая потребность в независимости. Он нарушал любые правила. Если бы объявили комендантский час, он сидел бы на проезжей части еще полчаса, лишь бы не подчиняться. Мэтт не был придурком. Просто у него была аллергия на подчинение требованиям других людей. Он страдал от приступов тревоги, а ощущение неспособности контролировать ситуацию вызывало у него острый стресс. 

Для его родителей были важны хорошие отношения с сыном, но гораздо меньше их волновал выбор, который Мэтт делал каждый день, даже в том случае, когда это могло повлиять на его будущее. Вот как описывает ситуацию Мэтт:

Мне исполнилось восемнадцать в середине последнего года обучения в школе, и мама отнесла директору нотариально заверенное письмо, где говорилось, что теперь я сам являюсь своим законным представителем, а значит, до конца учебного года я могу в любое время уходить с уроков, когда захочу, и мои родители не могут получить доступ к моей личной информации, в том числе к оценкам. Не знаю, почему мама согласилась  на это. Думаю, она хотела, чтобы я знал, что она верит в меня как личность, что приближается взрослая жизнь и мне лучше самому решать, что с этим делать. Во всяком случае, это много значило для меня. Так много, что я ни разу не злоупотребил этой привилегией. Неправда. Я злоупотреблял своим положением на всю катушку, и это было потрясающе. У дамы, работавшей в школьном отделе обслуживания учеников, каждый день лежал заранее заполненный пропуск, я заходил в ее кабинет, минуя очередь из ожидающих ее помощи школьников, забирал пропуск и уходил. Может быть, моя мама как-то поняла, насколько для меня это будет круто. Впервые в жизни я почувствовал себя самостоятельным.

Родителям Мэтта было трудно дать ему свободу, но в глубине души они понимали, что именно это нужно их сыну. Мэтт окончил среднюю школу, а затем сменил несколько разных колледжей, прежде чем получил диплом. К двадцати пяти годам он сумел победить свою тревожность. Сейчас, спустя годы, Мэтт руководит успешным аналитическим центром в Вашингтоне и воспитывает своих детей, вспоминая уроки из собственного детства. 

Мэтт считает, что своими успехами во взрослой жизни обязан родителям. «Пусть я и сменил несколько колледжей, прежде чем получить диплом, но я бы вообще не пошел в университет, если бы родители не помогли мне самому понять, что мне это нужно, не выкручивая мне руки».

Наверное, вы уже почувствовали: если вторая глава подтолкнула вас к краю зоны комфорта, то эта глава, скорее всего, вытолкнет из нее. Мы говорили о вашей роли советника. Теперь пришло время посмотреть на мир глазами своего ребенка и увидеть, что на самом деле происходит с ребенком, когда он принимает решения.

Вы уже паникуете? Не надо. Начните с самого простого, усвоив три следующих правила в отношении своих детей:

1. «Ты —  лучший специалист по самому себе».

2. «У тебя есть голова на плечах».

3. «Ты хочешь, чтобы твоя жизнь сложилась удачно».

Если вы сами поверите в эти три правила, вам будет гораздо легче сказать ребенку: «Решать тебе. Я уверен, что ты можешь принимать обоснованные решения относительно того, что касается твоей жизни, и учиться на своих ошибках». Хитрость заключается в том, что нельзя только сказать детям это —  вы должны доказать это на деле. Иногда вам не нравятся решения вашего ребенка, но если они не шокируют вас, мы рекомендуем оставить ребенка в покое.

Недавно Билл общался с Грегом, отцом смышленой двенадцатилетней девочки, которая чувствует себя несчастной в своей новой частной школе и хочет вернуться в государственную школу. Билл предложил Грегу позволить дочери самой решить, как поступить, но Грег, едва не рассмеявшись, высказал распространенное мнение: важные вопросы по определению слишком важны, чтобы дети решали сами. «Я не позволю двенадцатилетнему ребенку принимать такое решение», —  сказал он. Грег полагал, что знает, как лучше для его дочери, и не хотел доверить ей решение, так как был уверен, что она поступит не так, как хочется ему. Многие родители приходят к такому же выводу, думая, что дети не обладают теми знаниями о жизни и опытом, какие есть  у родителей, и, вероятнее всего, отдают предпочтение эмоциональным сторонам — например, знакомой обстановке или дружбе с кем-то. 

Это правда. Но когда мы говорим, что хотим, чтобы дети как можно чаще принимали собственные решения, на самом деле нам нужно, чтобы они принимали обоснованные решения. Наша родительская обязанность —  в том, чтобы обеспечить детей информацией и правильной точкой зрения (которые у нас есть, а у них —  нет), чтобы их решение было лучшим из всех возможных. Получив нужную информацию, дети обычно принимают правильные решения —  почти всегда такие же хорошие, как и те, что принимаем мы.

В этой главе мы сначала проясним, какими точно не должны быть дети, которые принимают решения, и обозначим исключительные случаи —  когда дети просто пока не готовы принимать решения. Затем мы представим убедительный аргумент (воистину неопровержимый!), почему вы должны поощрять ребенка принимать обоснованные решения и быть готовы к этим решениям —  если, конечно, они не совсем безумны. Кроме того, мы объясним, как нужно вести себя с детьми по мере их взросления, чтобы вы могли реализовать эту стратегию независимо от того, сколько лет вашему ребенку —  два года или двадцать два. Наконец, как и в предыдущей главе, мы рассмотрим, почему так сложно отказаться от контроля, и расскажем о самых распространенных проблемах и вопросах, которые мы получаем от родителей. Готовы поспорить, что многим они покажутся знакомыми.

Чего не означает фраза «Решать тебе»

Фраза «Решать тебе» вовсе не означает, что дети должны всем распоряжаться дома и самые младшие командуют всеми остальными. («Хочу шоколадный торт на ужин каждый день!») У вас как у родителя есть права и чувства, и не надо их прятать. Если ваша пятилетняя дочь очень хочет пойти в зоопарк, а вы безумно устали, мы не предлагаем вам вести ее туда. Если ваш шестнадцатилетний сын хочет поехать вечером на концерт в соседний город, а у вас есть причины беспокоиться о его безопасности, доверьтесь своим инстинктам. Как родитель, вы должны делать то, что считаете правильным, и объяснять это своему ребенку. Вполне разумно сказать: «Я не могу спокойно позволить тебе принять такое решение. Это неправильно». Или так: «Сегодня очередь твоей сестры выбирать фильм. Ты сможешь выбирать на следующей неделе». 

«Решать тебе» не противоречит ограничениям, которые всегда являются неотъемлемой частью воспитания детей. Если маленький ребенок не хочет прекращать заниматься тем, что ему нравится (например, играть в парке), вы должны, сохраняя спокойствие, проявить сочувствие и предложить выбор. («Ты не хотел бы закончить игру? Нам уже пора идти, но я могу дать тебе еще пять минут, хочешь?») Если после этого он все-таки не подчинится, вполне уместно сказать: «Возьмешь меня за руку или понести тебя на ручках?» Если ребенок не согласится пойти с вами за руку, возьмите его на руки и отнесите к машине —  даже если он брыкается и кричит. Перед следующим походом в парк можно сказать так: «Я пойду в парк, если ты будешь соблюдать правило предупреждения за пять минут о том, что пора уходить. Я не хочу бегать за тобой или драться с тобой, и если опять придется воевать, мы не будем ходить в парк три дня (или неделю)». 

Конечно, брыкающегося подростка вряд ли получится взять на руки, однако есть разные способы установить ограничения, когда это необходимо. Мы можем сказать подростку, который тратит кучу времени на СМС-переписку, что не готовы слишком много платить за его телефон. Мы должны установить четкие базовые правила, не забывая, что наша конечная цель —  воспитать не просто послушного ребенка, а ребенка, который понимает, как успешно действовать и взаимодействовать в этом мире.

Фраза «Решать тебе» не означает, что детям предоставляется неограниченный выбор. На самом деле именно предоставление неограниченного выбора  и есть верный способ добавить им лишнего стресса. Как мы упоминали в первой главе, дети чувствуют себя в большей безопасности, когда знают, что взрослые примут за них те решения, которые они еще не готовы принять сами. Одна из причин, почему воспитание детей в духе вседозволенности не очень эффективно, в том, что дети испытывают стресс, если им приходится делать то, к чему они не готовы. Мы знаем, что дети чувствуют себя наиболее комфортно, когда окружающий мир кажется им безопасным. А мир безопаснее всего для них тогда, когда мы создаем им предсказуемую и структурированную среду. 

Наконец, установка «Решать тебе» —  это не манипуляция и не хитрый способ заставить ребенка думать, что решение принадлежит ему, хотя на самом деле оно ваше. Вы хотите вести себя честно —  именно так возникает доверие. Вы хотите показать ребенку, что уважаете его. И если вы собираетесь  развивать в нем самостоятельность, то должны понемногу давать ребенку все больше полномочий.

Так что же значит фраза «Решать тебе»? Вот простой ответ: если речь идет о личной жизни ребенка, не надо решать за него то, что он способен решить сам. Во-первых, установите границы, в пределах которых вы можете позволить ребенку свободно маневрировать, не беспокоясь за него. Затем начинайте понемногу раздвигать эти границы. Помогите ребенку с поиском информации, необходимой ему для принятия обоснованного решения. Если существуют противоречия, примените методику совместного решения проблем, которую разработали Росс Грин и Дж. Стюарт Албон: сначала выразите сочувствие, а затем заверьте ребенка, что не собираетесь использовать свою власть, чтобы заставить его делать то, чего он не хочет. Вместе вы определите возможные решения, комфортные для вас обоих, и подумаете, как их достичь. Если решение, на котором остановится ребенок, будет не слишком безумным, поддержите его, даже если его выбор не совпадает с вашими желаниями.

 Разумеется, люди по-разному понимают слово «безумное». Полезный критерий —  спросить, покажется ли выбранный вариант ужасным наиболее разумным людям (например, тете или дяде, учителю или тренеру). Решение двенадцатилетней дочери Грега вернуться в государственную школу отнюдь не кажется нам безумным. Возможно, материальная база там хуже, чем в той частной школе, куда они решили перейти, и, возможно, хуже преподают некоторые предметы, но если девочка чувствует себя комфортно и ее окружают верные друзья, вполне вероятно, что она будет лучше учиться и станет счастливее. Если бы она решила, что хочет уйти из дома и выступать с бродячим цирком, тогда другое дело. Есть ряд ситуаций, когда ребенку нельзя доверять принятие верного решения. Если бы дочь Грега не желала прислушиваться к аргументам за и против и просить совета, ей не стоило бы давать право решать самой. Ваш ребенок должен быть готов выслушать и обдумать варианты, и точка.

Кроме того, если у ребенка серьезная депрессия или суицидальные наклонности, все отменяется. Его способность логически мыслить ослаблена, и вы не можете начать с главного —  с убеждения, что ему самому важно, чтобы его жизнь сложилась удачно. Люди в депрессии не могут четко рассуждать, поскольку у них спутаны мысли. Точно так же ребенок не может адекватно взвесить все за и против и прийти к хорошему решению, если у него алкогольная или наркотическая зависимость или склонность к членовредительству. Время от времени нам приходится принимать решения за детей, временно не способных делать разумный обоснованный выбор, но общий принцип остается в силе.

Шесть причин, почему мы правы

1. Наука на нашей стороне.

Когда вы можете принимать собственные решения в каком-то одном вопросе, вы начинаете чувствовать, что способны влиять на ситуацию и в других контекстах. Мозг учится делать трудный выбор и защищает себя от стресса, вызванного ощущением беспомощности. Кроме того, мозгу идет на пользу внутренняя мотивация, возникающая из чувства самостоятельности. Чем больше у детей опыта управления собственным стрессом и преодоления собственных проблем,  тем больше префронтальная кора головного мозга может регулировать мозжечковую миндалину.

Многие из наших клиентов знакомы с исследованиями развития мозга у подростков. Они знают, что подростки склонны к неоправданному риску, особенно когда они в компании сверстников. Эти родители знают, что префронтальная кора головного мозга у подростка еще не полностью созрела. Но, как мы говорили во второй главе, не имеет смысла ждать, пока мозг вашего ребенка полностью созреет, прежде чем позволять ему принимать решения, иначе придется ждать лет до тридцати или больше. Мозг развивается в зависимости от того, как его используют. Это значит, что, поощряя принятие собственных решений (и даже требуя этого от подростков), мы даем детям бесценный опыт: они учатся объективно оценивать свои потребности, учитывать свои чувства и мотивы, взвешивать все за и против и пытаться принять лучшее для себя решение. Мы помогаем им вырабатывать привычку делать трудный выбор и нести за него ответственность. Это очень важно и принесет большие дивиденды в будущем.

2. Дети не должны чувствовать себя бездумным продолжением своих родителей. 

Пытаясь направлять жизнь детей, мы, возможно, видим сиюминутные выгоды, но в долгосрочной перспективе это обернется потерями. Дети часто отказываются делать даже то, что в их интересах, если на них оказывают давление (вспомните Мэтта, предпочитавшего сидеть на дороге до комендантского часа). Проблема остается, даже если ваш ребенок принадлежит к тому типу детей, кто предпочитает подчиняться, а не бунтовать: если такие дети преуспеют в дальнейшей жизни, у них все равно будет ощущение, будто их успех  на самом деле им не принадлежит. Психотерапевт и писатель Лори Готтлиб написала статью для журнала Atlantic о том, почему так много ее пациентов в двадцать с небольшим лет страдают от необъяснимой депрессии, хотя у них замечательные родители и на первый взгляд прекрасная жизнь. Эта категория пациентов приводила ее в замешательство, пока она не поняла, какие вопросы нужно задать. «В аспирантуре внимание в исследованиях всегда сосредоточивали на том, как на ребенка влияет отсутствие родительских „настроек“. Никому из нас не приходило в голову спросить: а что, если родители перебарщивают с настройками? Что происходит с такими детьми?» —  пишет в своей статье Готтлиб. 

Лори развивает эту тему и приводит в пример падающего малыша, мама или папа которого подбегают, чтобы поднять его, еще до того, как он поймет, что произошло. Родители делают все возможное и невозможное, чтобы ребенок не пострадал, но зачем? Страдания —  это болезненное зрелище, но они очень важны для развития сопротивляемости стрессу. Неужели родителям настолько больно видеть, как страдает их ребенок? Или им необходимо чувствовать себя нужными? 

Мы постоянно наблюдаем этот тип «вертолетного» воспитания и его последствия. Сара, ученица Неда, приехала со своими родителями навестить его перед отъездом за границу на один семестр. На встрече родители Сары рассказали о своих целях и опасениях по поводу предстоящего семестра. Они задавали Неду такие вопросы: «Что нам делать с математикой, которую она пропустит? Как мы справимся с SAT?» Говорили в основном родители, и, хотя план отъезда был согласован со всеми членами семьи, Нед не мог не чувствовать, что Саре было некомфортно. Поэтому в следующий раз, встретившись с ней наедине, он спросил, каково ее отношение на самом деле.

— Против плана я не  возражаю,  — сказала Сара. 

— Проблема в слове мы.

— Что ты имеешь в виду?

— Я постоянно слышу: «Мы должны получить хорошую оценку за эту контрольную», или «Мы должны получить хорошие оценки за год», или «Мы должны лучше писать сочинения».

Очевидно, раздражение Сары накапливалось уже в течение какого-то времени. «Не мои родители пишут сочинение, а я. Здесь нет „мы“, и меня раздражает, когда они так говорят. Это моя жизнь и моя учеба, и это я пишу глупое сочинение». 

Вспомните эту магическую фразу: «Я уверен в  твоей способности принимать обоснованные решения по поводу собственной жизни и учиться на своих ошибках». Родители Сары говорили ей все с точностью до наоборот. На самом деле это так же, как с родителями, которые не дают своему малышу упасть. Сара была умной, целеустремленной девочкой, но от родителей она слышала, что родители не доверяют ее решениям и даже не считают, что принимать их должна она сама.

3. Давать детям возможность контролировать ситуацию —  единственный способ научить их чувствовать, что они компетентны в принятии решений и в любых других областях, которые они осваивают.

Пословица гласит: «Мудрость рождается из опыта, а опыт — из ошибочных решений». Дети должны научиться принимать собственные решения, прежде чем смогут делать это на законных основаниях. Недостаточно рассказывать им, как надо принимать правильные решения (или как сделать что-то полезное для себя). И показывать тоже недостаточно. Дети должны делать это сами. Им нужна тренировка. Они должны  на себе испытать последствия своего выбора, начиная с того, что будут мерзнуть, решив не надевать куртку, и заканчивая плохой оценкой за контрольную, потому что предпочли не готовиться. Мы часто видим, как подростки и молодые люди уезжают учиться в колледж, так и не получив возможности принимать решения о значимых вещах, в том числе о том, как структурировать свое время, чему посвятить время и силы и учиться ли в школе вообще. Неудивительно, что им трудно ставить и достигать цели и принимать правильные решения,когда приходит время выбирать предметы для изучения или основную специальность или распределять свое время.

Это верно и для множества других полезных навыков. Одна мама, которая привела своих двоих детей на занятия с Недом, спросила, принимает ли он чеки. Она знала, что проще расплатиться кредитной картой, но хотела, чтобы ее дети сами выписали настоящий чек и знали, как это делается. Это напомнило Неду о том, как он однажды остановился на обочине и включил аварийные огни, чтобы проверить машину. Оказалось, что спущена шина, но никто из детей в машине не знал, как ее поменять. Вообще-то им всем показывали это в школе на уроках водительской грамотности. Но можно посмотреть сотни видеороликов о замене шин и оказаться беспомощным, если вы никогда не делали этого сами. Конечно, аварийная служба была бы на месте уже через час. Но этот час пришлось бы провести в темноте, на обочине дороги, хотя вы могли бы решить проблему самостоятельно. Для самостоятельности нужна тренировка.

4. Вы не всегда знаете, как лучше.

Возможно, это трудно признать, но иногда совсем не просто понять, что на самом деле в интересах вашего ребенка.  Отчасти потому, что вы не знаете, кем хочет быть ваш ребенок, —  ему только предстоит это выяснить, в идеале — с вашей помощью. Кроме того, часто то, что кажется катастрофой, оказывается счастливым случаем. К успеху ведет много дорог, и порой верный путь не найдешь, пока немного не поплутаешь.

Будучи родителями, мы часто принимаем за  детей решения, которые кажутся нам абсолютно разумными: например, записываем их на футбол вместо театрального кружка —  а потом ругаем себя. То же самое касается и нашей собственной жизни. Большинство из нас слишком много работают, слишком много едят, слишком мало спят, вкладывают силы в провальные проекты, и карьера их идет не так, как они планировали. Не ропщите. Иногда вы просто не знаете, как лучше.

В первые месяцы обучения на первом курсе колледжа Нед хотел уйти в академический отпуск. Его родители, обеспокоенные тем, что он не вернется в колледж, отвергли эту идею. Нед промучился весь первый курс, а перейдя на второй, снова попытался взять отпуск на год. В этот раз родители разрешили. Этот год дал Неду возможность на время сойти с дистанции, отдохнуть и подумать о том, чем он действительно хочет заняться. Он не нашел ответов на все вопросы, но вернулся в колледж другим человеком. Именно тогда, обучаясь на втором курсе повторно, он присоединился к хору капеллы и по сей день поет с несколькими его участниками. Но самое главное —  это то, что на третьем курсе Нед начал встречаться с Ванессой, которая впоследствии стала его женой, и именно Ванесса сподвигла его заняться репетиторством. Без этого года он не писал бы сейчас эту книгу и у него не было бы его удивительных детей. Это очень  напоминает фильм «Эта прекрасная жизнь» * —  недаром он стал классикой. Жизнь состоит из счастливых совпадений. А все эти родительские планы —  не всегда к лучшему.

5. Дети могут справиться. Правда.

В 1985 году, когда Билл начал работать нейропсихологом, дети часто оставались на второй год в детских садах или в первом классе. Его поразило, как часто приходилось работать со студентами колледжа, которые в ответ на вопрос, на каком они курсе, говорили: «Я на втором курсе колледжа. Я должен быть на третьем, но родители заставили меня остаться на второй год в первом классе». Эти дети до сих пор были очень недовольны тем, что за них приняли решение, которое они не в силах были изменить, —  ведь им было всего по шесть-семь лет. В конце концов Билл начал советовать родителям детей младшего школьного возраста вовлекать детей в процесс принятия решений, хотя поначалу волновался по этому поводу. Он предлагал родителям говорить детям примерно следующее: «Никто не заставит тебя остаться на второй год в первом классе. Решать тебе, но мы хотим обсудить плюсы и минусы перехода во второй класс, чтобы у тебя была информация, необходимая для принятия правильного решения». Билл обнаружил, что даже маленькие дети неизменно оказывались в состоянии принять решение как минимум не худшее, чем то, которое могли бы принять за них взрослые. Кроме того, он видел, что, сталкиваясь с проблемой, ребенок часто придумывает решение, которое даже не приходило в голову его родителям. Несколько детей в итоге ответили примерно так: «Я не готов ко второму классу, и я не буду обращать внимание, если дети будут дразнить меня из-за того, что я второгодник». Были и другие ответы: «Я думаю, что справлюсь. Можно ли будет нанять мне репетитора, если учиться окажется слишком тяжело?» 

В одном очень интересном исследовании, проведенном более тридцати лет назад, изучались способности детей в возрасте от девяти лет до двадцати одного года принимать решения. Участников исследования спрашивали, как они справятся с весьма деликатной ситуацией: один мальчик отказывается разговаривать с членами своей семьи и уже несколько недель не выходит из комнаты. Оказалось, что четырнадцатилетние дети принимали решения, очень схожие с решениями тех, кому было восемнадцать и двадцать один. И эти решения напоминали рекомендации большинства специалистов (рекомендации состояли в том, чтобы мальчик прошел амбулаторный курс психотерапии). Любопытно, что половина девятилетних детей тоже выбрали этот вариант. В целом четырнадцати-, восемнадцати- и двадцатиоднолетние получили практически одинаковые оценки за принятие решений, а баллы девятилетних отстали ненамного. Мы считаем, что это говорит не только о том, что девятилетние дети способны принимать решения, но и о том, что их неудачный выбор —  обычно результат недостатка знаний, а не отсутствия здравого смысла.

Роберт Эпштейн, бывший редактор журнала Psychology Today, много писал о силе и потенциале подросткового возраста. Вместе со своей коллегой Дайан Дюма он разработал «тест на взрослость», содержащий вопросы о любви, лидерстве, коммуникативных навыках и ответственности. Он обнаружил, что подростки в целом столь же успешно справляются с этим тестом, как и взрослые.   Эпштейн утверждает, что здесь, в Америке, мы инфантилизируем подростков, ведем себя так, будто они не способны принимать ответственные решения. Не имея возможности всегда удерживать подростков от импульсивных поступков, мы можем доверить им принятие обоснованных решений о тех вещах, которые для них важны. Исследования показали: к тому времени, когда детям исполняется четырнадцать или пятнадцать лет, они обычно способны принимать рациональные решения на уровне взрослых. На самом деле большинство когнитивных процессов достигают взрослого уровня уже к середине подросткового периода.

6. Чтобы принимать правильные решения, необходим эмоциональный интеллект.  Дети должны учиться тому, что для них важно. 

Хорошие решения основаны на знаниях, но  не  только. В мультфильме «Головоломка» студии Pixar персонажи Радость, Гнев, Печаль, Брезгливость и Страх сидят за панелью управления в мозге маленькой девочки. Фильм отражает основную научную истину: эмоции играют важную роль в управлении нашим мышлением, принятием решений и поведением. Невозможно оценить, хорошо это или плохо, правильно или неправильно, полезно или вредно, не обращаясь к нашим эмоциям. Люди, чьи эмоциональные центры повреждены, не могут принять элементарных решений —  например, пойти ли поужинать, —  потому что они не знают, чего хотят. 

Мы хотим, чтобы дети обращали внимание на  свои эмоции. Но это не значит, что они должны действовать импульсивно и эмоционально. Если вы злитесь, с решением нужно подождать. Мы говорим о принятии обоснованных решений. Дети должны испытывать чувства —  зависть, вину,  сострадание и восхищение, —  чтобы учитывать потребности и желания других людей. И должны знать, что делать с гневом, ревностью, обидой и ненавистью, когда они их чувствуют. 

То, какие чувства дети испытывают по разным поводам и чего они хотят, —  важные компоненты процесса принятия решений, такие же важные, как и суровые факты. Как бы нам ни хотелось игнорировать негативные эмоции детей, мы не можем этого сделать. Если ребенку страшно после просмотра фильма ужасов, можно объяснить ему, что это всего лишь кино, но его реакция реальна и в следующий раз он вспомнит о ней, решив посмотреть страшный фильм. Если ребенок злится и чувствует, что его предали, мы можем помочь ему справиться с болью, научиться делать шаг назад и думать о том, каким человеком он хочет быть, прежде чем мстить. Мы хотим, чтобы дети учились прислушиваться к своим эмоциям и спрашивать: что для меня лучше?

Чувство контроля в действии

Чтобы поощрять ребенка к принятию обоснованных решений, вы должны быть рядом и направлять его. Вы можете сказать: «Я верю, что ты примешь правильное решение. В конце концов, решать тебе, но я хочу быть уверен(а), что твое решение будет лучшим из возможных, поэтому я хотел(а) бы помочь тебе обдумать плюсы и минусы каждого варианта. Кроме того, я хочу, чтобы ты поговорил с людьми, у которых больше опыта, и выслушал их мнение. Наконец, я думаю, важно, чтобы мы вместе обсудили возможный план Б, если результат твоего решения будет не таким, как ты ожидаешь».

В этой «речи» много сигналов. Прежде всего, вы сообщаете своему ребенку, что доверяете ему. Вы ясно даете понять, что  вы рядом и поддерживаете его. Вы помогаете ему продумать, какая информация ему нужна, чтобы принять правильное решение. И помогаете противостоять неудачам, трактуя ошибочный шаг не как провал, а как сигнал о том, что пора придумать другой план. 

Очевидно, что такая речь — слово в слово —  подойдет не для всякого возраста. Но ее основные принципы можно использовать даже с очень маленькими детьми. Вот несколько примеров того, как выглядит речь «Решать тебе» применительно к разным возрастным группам.

Малыши. Предложите ребенку выбрать между двумя нарядами. Или, если малыш уже пробует одеваться, пусть оденется сам, а вы предложите помощь, но не навязывайте. Детям может понадобиться целая вечность, чтобы надеть штаны, и они могут отчаяться из-за своей неспособности сделать это легко и правильно. Но они учатся осваивать важные навыки. Также можно предложить ребенку сделать самостоятельный выбор в более широких рамках: «Хочешь

поиграть с кубиками или порисовать?»

Дошкольники. Хорошие воспитатели в дошкольных учреждениях давно знают, что одна из самых значимых вещей, которые они могут предложить детям, —  это возможность принимать решения, как проводить свое время и что для них главное. Вот почему «время свободных игр» —  важная составляющая мира дошколят. 

Родители дошкольников могут уделять больше времени ролевым играм, а не видеоиграм или организованным взрослыми видам деятельности, таким как занятия спортом. Когда дети играют свободно, они принимают самостоятельные решения, как проводить свое время. Они задают такие вопросы: что мне сделать из этой картонной коробки —  поезд или  замок? Наряжать ли мне вон ту куклу или эту? Построить ли из Lego самолет или ветеринарную клинику? Поиграть в переодевания или раскрасить картинки? 

Когда дети маленькие, наша основная задача —  демонстрировать им, что они что-то решают сами. Один наш мудрый друг, работавший двадцать лет консультантом родителей, советует давать детям дошкольного возраста календари и записывать туда все важные события в их жизни, отчасти потому, что это помогает детям лучше понять ход времени и то, как будут проходить их дни. Безусловно, календарь —  важный инструмент, который помогает детям контролировать свой день. Пусть они вычеркивают прошедшие дни недели. Обсуждайте вместе планы на день, и пусть дети сами делают выбор там, где это возможно. Такое общение демонстрирует уважение: дети видят, что не просто зависят от вашего графика и планов, и понимают, что будет происходить, когда и почему. Становясь старше, дети сами начнут записывать важные для себя вещи, что еще больше поможет им развить чувство контроля.

Учащиеся начальных классов. По мере взросления детей можно предлагать им больше вариантов того, в каких мероприятиях участвовать, какие продукты употреблять, чтобы быть здоровыми, и какой график позволит им лучше высыпаться. Дети начинают лучше понимать смысл фразы «Решать тебе». Можно сказать так: «Я понимаю, что ты очень хочешь пойти в кино сегодня вечером, и я тоже. Я разрешу тебе принять решение самому, но сначала давай подумаем о плюсах и минусах. Поскольку сегодня премьера, вполне вероятно, что будет длинная очередь, поэтому нам нужно будет прийти в кинотеатр пораньше и подождать. На улице холодно, и ты можешь замерзнуть, пока мы будем ждать. Хотя  было бы весело смотреть фильм в первый же день со всеми, кому он действительно интересен». Допустим, ребенок решает все-таки пойти в кино. Тогда вы можете сказать: «Отлично. Давай продумаем и план Б на случай, если что-то пойдет не так, как мы планируем. Если тебе надоест стоять в очереди или нам не достанутся билеты, как думаешь, что нам тогда делать?»

Конечно, поход в кино — довольно безобидное предложение, но дети младшего школьного возраста способны принимать правильные решения и в тех случаях, когда речь идет о более серьезных вещах. Не так давно к Биллу обратились родители одиннадцатилетнего мальчика Энди, у которого выявили нарушение способности к обучению. Они подумали, что их сыну будет полезно позаниматься с репетитором в течение лета. Вот только сам Энди был не в восторге. Билл посоветовал родителям предложить Энди самому принять обоснованное решение, стоит это делать или нет. Они могли бы объяснить ему, что, если он не будет сопротивляться занятиям и будет работать добросовестно, это пойдет ему на пользу и ему будет легче читать и писать. Энди мог бы прикинуть, что занятия с репетитором — это всего лишь 2–3 часа в неделю, а неделя состоит из 168 часов, и у него еще предостаточно времени, чтобы повеселиться и отдохнуть. Это плюсы. Но нужно осознавать и минусы. Поэтому Билл предложил родителям объяснить Энди преимущества полного отдыха от школы, без занятий, чтобы дать возможность мозгу развиваться без какого-либо стресса вообще.

Наконец, родители могли бы сказать: «Когда думаешь о плюсах и минусах, кажется, что все очень сложно. Это может пойти и на пользу, и во вред. В конечном счете никто не знает лучше тебя, как поступить в этой ситуации. Поэтому мы хотим, чтобы ты сам решил, и мы уверены, ты примешь  правильное решение и извлечешь уроки из любого решения, которое примешь». Родители воспользовались советом Билла, и Энди принял решение отказаться от занятий с репетитором. Это было не то, что выбрали бы родители, но и безумием такой выбор назвать нельзя. Родители выполнили свое обещание, и Энди решил сам. 

Давайте посмотрим, что было бы, если бы родители Энди не дали ему возможности выбора и заставили бы заниматься с репетитором.

Польза. Возможно, хороший педагог сумеет «раскачать» Энди, и позже мальчик будет благодарен родителям, что они настояли на занятиях с репетитором. Или, если бы Энди усердно работал, мы бы, возможно, увидели, как выросли его способности к обучению —  и уверенность в себе —  за шесть —  восемь недель обучения. Но, вероятнее всего, Энди получил бы от занятий не слишком много, потому что помощь в учебе не идет детям на пользу, если они сопротивляются и считают, что никакая помощь им не нужна.

Цена. Попытка заставить ребенка делать то, чего он не хочет, вызовет напряженность в отношениях между родителями и ребенком. Если родители скажут Энди: «Мы лучше знаем. Твое мнение не имеет значения», —  последствия будут только негативными. Энди не сможет контролировать ситуацию, когда ему нужно подумать, что лучше для его будущего, и в результате стать чуточку взрослее. Его родители проиграют, если Энди обратится к ним за советом.

Школьники средних классов. В Вашингтоне и его окрестностях, где мы живем, одно из самых важных решений, которое родители принимают за детей, —  в какую школу их отправить. На протяжении многих лет толпы родителей приходили к Биллу с вопросом: «Где лучше всего учиться моему ребенку?»  Билл всегда отвечал: «На мой взгляд, вам лучше спросить, как нам помочь ребенку найти для него лучшую школу». Билл работал с мальчиком по имени Макс: у него были довольно серьезные проблемы с обучаемостью, и с первого по восьмой класс ему нужна была специальная коррекционная школа. Подобно многим детям, которые в ранние годы посещали маленькие частные школы, Макс стремился вырваться из своей крошечной уютной школы и пойти в обычную среднюю школу, где возможностей для общения будет больше. Кроме того, он хотел доказать себе, что ему больше не нужна школа для детей с нарушениями способности к обучению. Родителей Макса по понятным причинам беспокоил его переход в школу с менее благоприятной обстановкой, и они спросили Билла, как им помочь Максу понять, что в его интересах никуда не переходить. Билл порекомендовал родителям Макса сказать сыну, что он в конечном итоге примет решение сам и что они сделают все возможное, чтобы помочь ему сделать правильный выбор, в том числе дадут свои советы. 

Билл изучил несколько вариантов частных школ, которые, по его мнению, располагались в зоне досягаемости для Макса. На встрече с Максом Билл рассказал мальчику о своей беседе со школьным психологом о том, какую поддержку Макс мог ожидать, поступив в государственную среднюю школу. Макс очень серьезно отнесся к процессу принятия решения. Он задавал родителям, председателям приемных комиссий в частных школах и Биллу вдумчивые вопросы о том, какие возможные переживания его ждут, если он решится сменить школу. В итоге Макс пришел к выводу, что ему нужна поддержка в процессе обучения, которую предлагали в его старой школе, и решил остаться там. Затем он успешно (и счастливо)  учился в средней школе, и его уверенность в себе значительно выросла. Сейчас он более чем успешно учится на третьем курсе колледжа и планирует поступить в аспирантуру. В данном случае он пришел к точке зрения своих родителей —  но самостоятельно. Если бы его заставили вернуться в старую школу вопреки его воле, вероятно, он продолжал бы считать, что должен учиться в другом месте, и обиделся бы на родителей за то, что они принудили его остаться.

Старшеклассники. Многим родителям старшеклассников трудно дается подход «Решать тебе». Известно, что подростки находятся в зоне б? льших рисков и особенно легко поддаются давлению со стороны сверстников. Помните уроки вождения, знакомства и вечеринки в старших классах? Ничего не изменилось. Но есть и хорошая новость: как показывают современные исследования в области развития мозга подростков, подростки не считают себя бессмертными. Они очень хорошо осведомлены о рисках, связанных с их поведением. Действительно, они делают больший акцент на возможные положительные результаты какого-либо поступка, чем на потенциальные риски. Эксперты называют это гиперрациональностью. Пытаясь совместно с подростками искать решения проблем, не забывайте о свойственной им гиперрациональности и уделяйте особое внимание тому, чтобы помочь подросткам как следует взвесить все возможные негативные последствия. Если же подростки не понимают вас —  если ваш подход совместного решения проблем отталкивает их, —  предложите вернуться к более автократичной системе наказаний. «Ладно, —  говорите вы, —  можно и не обсуждать это вместе. Однако в таком случае ты на три дня лишаешься машины». Готовы поспорить на что угодно, в ответ вы услышите: «Хорошо, давай обсудим». 

Подросткам совсем немного осталось ждать совершеннолетия, и именно им больше всего нужно услышать: «Я уверен в твоей способности принимать обоснованные решения и учиться на своих ошибках». Это не значит, что они не будут совершать ошибки —  еще как будут. Но с каждой ошибкой будут совершенствоваться их инстинкты самосохранения и самосознание, особенно если вы поможете им разобраться, что пошло не так. 

И далее. Когда ребенку исполняется восемнадцать лет, его воспитание не прекращается. Иногда нам тяжело наблюдать за выбором, который делают наши дети в колледже и в первые годы взрослой жизни. Несколько лет назад Билл беседовал с одной из своих близких подруг Кэтрин о ее сыне-первокурснике Джереми. Сын стал встречаться с девушкой, которая по прошествии некоторого времени начала им командовать и оскорблять его. Кэтрин рассказала, как она пыталась заставить Джереми бросить эту девушку, и попросила Билла посоветовать, что еще она может попробовать. Билл ответил: «Думаю, будет неуважением по отношению к Джереми говорить ему, что ты считаешь его неспособным разрешить эту ситуацию самостоятельно и что ему нужно мамино вмешательство». Кэтрин —  добрейшей души человек, и она с огорчением подумала, что, возможно, проявила неуважение к сыну, пытаясь убедить его порвать с этой девушкой (а сын только крепче держался за свою избранницу, потому что никому не нравится, когда тебя заставляют что-либо сделать). Билл и Кэтрин обсудили, как можно показать Джереми, что он сам способен решить эту проблему.

Затем Кэтрин встретилась с Джереми и выразила уверенность в нем и сочувствие к его ситуации (ему многое нравилось в девушке, хотя отношения и были нездоровыми).  Кэтрин предложила сыну любую помощь, какая ему понадобится. Через несколько недель Джереми решил взять академический отпуск и поехать поработать к отцу, который жил в другом штате, чтобы было проще разорвать отношения. Он вернулся через семестр, окончил колледж и начал успешную карьеру в правоохранительных органах. 

Это не всегда выходит идеально, как в нашем случае. Но, так или иначе, показав Джереми, что доверяет его умению принимать собственные решения и учиться на своих ошибках, Кэтрин открыла в себе способность быть опорой для тех, кто в этом нуждается, быть источником и слушателем"

Оценить:
Никто еще не оставил комментариев.

Авторизуйтесь чтобы присоединиться к дискуссии!